Официальный сайт футбольного клуба «Ислочь»
14.11.2017 20:09

«Вообще-то, мы приехали сюда в футбол играть». Большое интервью Артура Слабашевича

Защитник «Ислочи» рассказывает о своей карьере.


Артур проводит один из лучших сезонов в своей карьере: 2+3 в чемпионате и гол в кубковом матче. За два тура до окончания насыщенного сезона мы встретились с футболистом, поговорили о том, как начиналась его карьера, каким был легионерский опыт в Чехии и почему пришлось вернуться в Беларусь.

– Для тебя нынешний сезон один из лучших в плане статистики. Как так получается?

– Может, потому, что в первом круге играл больше полузащитника. Но на статистику я стараюсь не обращать внимания. Так просто получилось. Да, конечно, хочется зарабатывать какие-то баллы, но для меня это не было самоцелью. Главное – командный результат. Где-то повезло, где-то удачно сыграл и забил. Да, это приятно, когда забиваешь или отдаешь. Но я никогда не ставил себя выше команды, в том плане, что победили за счет меня или еще что-то.

– А как ты вообще попал в футбол?

– Был в первом классе, тогда мне было 6 лет. Пришел к нам Александр Николаевич Соболевский, а у нас в это время был урок. Он пригласил мальчиков в зал. Мы пошли туда, выполняли разные упражнения с мячом, а Александр Николаевич за этим наблюдал. Смотрел, кто на что способен. После этого он звонил родителям и говорил: «Я посмотрел на вашего сына, не хотите ли вы его отдать в футбол?». Мои родители сказали: «Почему нет? Попробуйте». С того времени я стал заниматься у него.

– Что-то помнишь о первом тренере, о команде?

– Всегда что-то подсказывал, но каких-то историй не расскажу. Ездили c Соболевским на различные турниры: в Литву, Латвию. Помню, что и в Италии был какой-то турнир, наша команда участвовала, но у меня не получилось поехать. Уже не помню, по какой причине. Мы с ним вместе дошли до «лицензии» «Звезды». Когда закончилось юношеское первенство, людей некуда было девать. Тогда команда вылетела во вторую лигу, дублирующего состава нет. Половину оставили, а другим сказали спасибо. Остались я, Сергей Русецкий, Паша Гречишко и Макс Бабаков.

– Сейчас поддерживаешь связь с ребятами из той «Звезды»?

– В позапрошлом году ездили поговорить к Пигулевскому, чтобы собрать всех пацанов 1989 года рождения (плюс-минус год). Кого-то нашли в интернете, пригласили собраться и «пулю» сыграть. В итоге два раза сыграли в футбол на поле РЦОП-БГУ, а на третий поехали в баню. Это было как раз перед Новым годом. Приятно, конечно. Сейчас ведь людей поразбросало: кто-то в Минске, тот же Юра Юрченко находился в Москве, но откликнулся на наше предложение. Нормально посидели. В прошлом году тоже собирались, но не так грандиозно, только уже без бани.

– Как в итоге возник вариант с Чехией? Тебе ведь тогда было всего 18 лет.

– Владимир Антонович Пигулевский отправил нашу команду на сбор в Чехию. Нам сделали приглашение, чтобы «Звезда» всем составом приехала на просмотр в «Банике». Провели там неделю, сыграли два или три матча, после которых чехи для себя выделили 5 человек. Я оказался среди них. Ну, мы и полетели, остались там. Контракты не сразу подписали, а сначала отправили в другой клуб «Градец-Кралове», где мы играли за молодежную команду. Это как белорусская «лицензия». Перед нами была задача – сохранить прописку в высшем дивизионе. Через какое-то время в команде оставили только меня и Русецкого, а Бабаков с Юрченко отправились обратно в «Баник». Им предложили аренду в третьей лиге, но они не согласились и вернулись в «Звезду».

Помню, платили какие-то деньги, снимали нам квартиру. Жили с двумя словаками, которые помимо футбола еще работали в каком-то фастфуде. Получается, мы приходили с тренировки, оставались дома, а словаки шли на работу. Мы с Русецким не понимали, как такое вообще возможно. Нам тоже предлагали, но мы сказали: «Вообще-то, мы приехали сюда в футбол играть (улыбается)». И тренер сразу сказал: «Хорошо, без вопросов».

– С какими трудностями пришлось столкнуться на первых порах? Все-таки для тебя это был первый легионерский опыт.

– Конечно, это язык. Я английский немного понимаю, но не владею им. Общались через Русецкого. Каждый день шел телевизор, и когда нечего было делать, смотрели его. В то время компьютеров у нас еще не было, только телефоны, но без интернета.

– А что удивило больше всего?

– Чехия – это Евросоюз все-таки. Люди как-то по-другому себя вели. Может, сейчас уже мы к этому пришли, но тогда для меня это было в диковинку. На кассе сидели приветливые люди. В первое время я не понимал, что они говорят, но потом узнал. После покупки кассиры давали чек и спрашивали: «У вас все хорошо?». Это сейчас у нас все так, но раньше сами понимаете, как было: сидели с угрюмым лицом, как будто я им что-то должен.

– Какие были условия?

– Отличные. Даже в молодежной команде «Градец-Кралове» было классное тренировочное поле, играли тоже на хороших полях. С той же пражской «Славией». Последний тур был, который для нас уже ничего не решал, мы играли на базе клуба, где было идеальном поле. Я уже не говорю об инфраструктуре в «Gambrinus liga».

– Насколько помогало присутствие Русецкого в команде?

– По одному никуда не ходили, все вместе. Наверное, даже кушать вместе готовили. Сначала он не умел, но потом научился (улыбается). Нас кормили в команде один раз, а вечером уже сами готовили. Еще ходили кушать в один гипермаркет, какой-то фастфуд. Там работала девушка из Украины, старше нас на 5 лет. Познакомились, постоянно туда ходили. Со временем стали уже более-менее понимать язык, полностью адаптировались.

– После «Градец-Кралове» ты еще поиграл в «Банике» в сезоне 2008/2009.

– Поехал в Мост, начались сборы, «Баник» готовился к сезону в первой лиге (в сезоне 2007/2008 вылетел из «вышки»). В предсезонке отыграл все матчи левого защитника. Выше меня по позиции играл Виталик Трубило. Надеялся, что наигрывают меня, рассчитывают, но как только начался сезон, тренер не видел меня в основном составе. Да, все время попадал в 18, где-то за дубль ездил играть, но в первом сезоне так и не вышел на поле в главной команде, если не ошибаюсь.

– Как с Трубило конкурировали?

– Виталик играл левого защитника в первый сезон, когда я только пришел в команду. В «Банике» в то время был кениец Патрик. Его рассчитывали продать, но сделка по какой-то причине сорвалась и ему нужно было больше играть. В принципе, хороший футболист, и на лавку его не посадишь. А я был молодым, и тренер мне тоже самое говорил: «Ты еще молодой, посидишь пока на скамейке». В итоге Виталика опустили на позицию левого защитника, а Патрик играл левого полузащитника. Ну и все. После сезона Виталик уехал в пражскую «Славию» и у меня появился шанс. Опять же, в следующей предсезонке всегда был задействован, а по итогу сыграл только два матча. В первом вроде бы проиграли 1:2, а во втором меня поставили справа в защиту. Может, из-за того, что молодой, может, стал нервничать и не знал, как перестраиваться. Все время играл левого, а тут поставили правого. Естественно, стали проскакивать ошибки, появилась нервозность. Это я сейчас понимаю, что все тоже самое, только с другой стороны. Если бы меня выпустили в третьем матче, то по контракту положено было увеличение зарплаты. Тренерский штаб принял решение посадить меня на лавку запасных. Больше двух игр так и не сыграл в чемпионате, а вот в Кубке выходил постоянно.

– Доволен ли ты этапом карьеры в Чехии?

– Мне тогда было 19 лет. Я стал сам о себе заботиться, быстро началась взрослая жизнь. Можно сказать, что да. Просто, возможно, мне помешали эти детские психи, когда я не попадал в состав. Если вернуть время назад, я бы все поменял. Стал бы больше работать и доказывать. Но уже ничего не вернешь, что было, то было. Рад, что там побывал. Чемпионат посильнее нашего, развитие футбола на высоком уровне.

– Что посоветуешь молодым белорусским игрокам, которым делают предложения какие-то зарубежные клубы?

– В 19-20 лет нужно ехать, нужно пробовать себя за границей, это все-таки Евросоюз. Поиграл год-два, тебя могут заметить, и уже перейдешь в другой клуб. Когда выпадает шанс уехать куда-то, нужно им пользоваться.

– Был ли у тебя шанс остаться в Чехии подольше?

– Был. Но мне тогда было 20 лет, начались детские психи из-за того, что не играю. Сейчас, когда об этом вспоминаю, я думаю, что поступил бы по-другому. На тот момент у меня еще оставалось полгода контракта с «Баником». Мне сказали, чтобы искал клуб в Беларуси, отправлюсь в аренду. Ну, я и поехал искать. Отправился на просмотр в солигорский «Шахтер», который в то время тренировал Владимир Журавель. Хорошая команда: там и Цыгалко был, и Сергей Ковальчук. Потренировался три дня, после чего мне сказали: «Спасибо, но нам нужны более опытные футболисты и постарше». Хотя я прекрасно понимал, что у меня долго не было игровой практики, была травма.

– Что было потом?

– Был вариант с «Витебском» в межсезонье, которым руководил Сергей Боровский, а помогал ему Олег Дулуб. Три дня побыл на просмотре. Тренеры подошли и сказали, что я им не подхожу. Поехал в «Звезду», тренировался там. Пигулевский сказал, чтобы возвращался, в итоге отыграл второй круг чемпионата за родную команду во второй лиге. Позвонили из Речицы. Предложили Сергею Гоманову, который был тренером «Звезды», возглавить команду первой лиги. Он подошел ко мне и спросил: «Поедешь в «Ведрич»?». Ну, а что мне делать. Лучше в первой лиге играть, чем ковыряться во второй. Ну, поехали мы в Речицу. В конце первого круга случилась трагедия – умер Гоманов. На место главного тренера пришел Александр Бразевич. Полгода у него поиграл, вроде бы собирался оставить меня на следующий сезон. В один день мы должны были встретиться, но я заболел, температура была и не смог приехать. Сказал Максу Бабакову, чтобы он его предупредил.

– Но ты не остался в Речице.

– После Речицы я вернулся в «Звезду». В последнем туре чемпионата мы играли со «Смолевичами» Юрия Пунтуса. В том матче он уже просматривал игроков на следующий сезон. Сразу забрал на контракт Гречишко и Трапашко. Потом меня, Ярика Шкурко и еще кого-то позвал на просмотр. Приехали, всеми был доволен, и мы остались в «Смолевичах». В 2012 году у нас была задача выйти в первую лигу. Мы заняли первое место и досрочно вышли в первую лигу. Следующей задачей был выход в высшую лигу. К сожалению, выполнить ее не получилось, были где-то в серединке турнирной таблицы. А когда в конце сезона убрали Пунтуса, исполняющим обязанности главного тренера стал Альберт Рыбак. Я уже не увидел смысла оставаться, так как все в тот момент держалось на Юрие Иосифовиче.

– Как дальше складывалась карьера?

– Пунтус возглавил «Славию» в первой лиге. Он тогда позвонил и сказал, что возьмет к себе в команду. До этого был еще на просмотре в брестском «Динамо». Все-таки хотелось зацепиться за высшую лигу. Поехал в Брест, прошел сборы. У меня как раз родился ребенок. И вроде бы Сергей Ковальчук на меня рассчитывает, оставляет в клубе. Уже отдал трудовую, оставалось только подписать документы. Но собрался комитет, который не дал добро: нету денег, много людей. В общем, побыл в Бресте два месяца, «проел» свои деньги, а какой-то определенности не было. Поговорили с Сергеем Петровичем, он пытался все объяснить, что не от него все зависит. Я сказал Петровичу, что никаких проблем, и уехал.

В тот момент Макс Талейко играл за «Ислочь», это был 2014 год. Как-то общались с ним, он говорит: «Давай к нам, в «Ислочь», поговори с Жуковским». До начала чемпионата в первой лиге оставалось буквально две-три недели. Приехал, поговорил с Виталием Леонидовичем. Он посмотрел на меня в первые два дня и сказал: «Да ты готов. Все, давай, подписывай контракт». Ну, я и подписал. Леонидович любит жесткий отбор, чтобы футболисты вступали в отбор и ничего не боялись. А я что-то расстроился, не вступал в отбор так как надо. Ему, видимо, это не понравилось, и он начал «пихать» мне. Где-то уже за неделю до чемпионата он подходит и говорит: «Я тебя не вижу в 18, решай сам: или доказывай, или можем по обоюдному расторгнуть». Я даже не думал уходить, сказал: «Я докажу». В первых пяти турах даже в заявку не попадал. Когда был 3-4 тур, я понял, что деваться уже некуда. Ничего не будет, если я сам себя не переборю. После этого я стал жестче отбирать мяч, катиться в подкаты. Он, видимо, заметил. За счет этого, думаю, я подрос в этом плане. Постепенно стал попадать в 18. Потом был матч против «Березы», а у нас кто-то перед этой игрой сломался. В итоге Леонидович поставил меня в основной состав. Помню, мы победили 2:1, хотя играли в меньшинстве – у нас удалили Рочева. Холод забил, Мисюк еще играл, забил классный гол со штрафного. Весь сезон, в принципе, я играл на позиции левого полузащитника. Леонидыч мне и тогда, и сейчас говорит: «Ты не защитник, так как ты больше играешь на созидание, а не на разрушение. Ты – полузащитник».

– Но на следующий сезон ты не остался в «Ислочи», а перебрался в «Славию», которая вышла на тот момент в высшую лигу.

– Да. Я подумал, почему бы и нет? Поговорил с Юрием Иосифовичем, позвал на просмотр. Поехал с командой на сборы. Пунтус сказал, что все хорошо, я подхожу. В итоге я дебютировал в высшей лиге, отыграл сезон. Потом решали, кого оставлять, кого нет. Позвонил второй тренер, так как Иосифович был в Америке. Сказал, мол, звонил Пунтус и пригласил тебя на просмотр в команду. Я удивился: «В смысле на просмотр?». Это было буквально сразу после сезона. Какой просмотр, если я все матчи провел, пропускал только тогда, когда был перебор желтых карточек и, может, из-за травмы. Посчитал, что в этом случае нужно что-то менять.

– За границу не хотелось вновь уехать?

– Позвонил агент и предложил один зарубежный вариант. Поехал в Эстонию на 5 дней. Подумал, что я не смогу прогрессировать в этом чемпионате. Почему? Мне тогда было 26 лет. Ладно, было бы мне 21-22, я бы поехал с удовольствием. Хотя тренер эстонского клуба говорил, что очень рассчитывают на меня, так как я профессионал, на меня будут равняться местные футболисты. Это была не топ-команда, а середняк лиги. Подумал, что это не мое, даже если буду постоянно играть, я не буду расти. Уехал домой.

– Пришлось вернуться в Беларусь?

– Да, появился вариант в Витебске. Приехал из Эстонии, побыл два дня дома и поехал на сбор «Витебска» в Смоленск. Помимо меня, на позицию левого защитника приезжали еще четыре легионера: кто-то из России, кто-то из Украины. Конечно, было приятно, когда твои конкуренты уехали, а тренерский штаб выбрал меня. Сказали, что из всех кандидатов я подхожу команде. Вроде бы стал играть. Уже в паузе между кругами мы поехали на сбор. К нам туда приехал Игорь Лисица, а тренер стал ставить меня на разные позиции. Я уже понимал, что играть уже не буду, нужно что-то менять, а играть очень хотелось. Позвонил Жуковскому. Получилось так, что был не совсем подходящий момент для разговора: Виталий Леонидович был на Дне рождении у матери, кажется. Поднимает трубку и говорит: «У тебя минута». Стал ему объяснять всю ситуацию, он выслушал и сказал: «Если тебя отпустят, то я возьму к себе». Грубо говоря, все решилось за 20 минут.

– Символично, что первый гол в «вышке» ты забил в ворота команды Юрия Пунтуса?

Да, действительно, до этого я еще не забивал в высшей лиге. Помню, когда я был в «Славии», нам Иосифович говорил: «Если кто-то из бывших моих футболистов играет против моей команды, он всегда забивает. Будьте внимательны». Саня Перепечко классно навесил, а я просто хорошо попал. Были моменты еще забить, но не получилось. Да, я рад, что забил, но ничего личного. Так совпало.

– Второй гол был в ворота жодинского «Торпедо». Два мяча в высшей лиге – и оба красивые. Это добавляет внутренней уверенности?

– Я думаю, что да, добавляет. Но есть голы, когда мяч пролетает через 10 человек и залетает в ворота. Конечно, приятно, когда получается красиво, но на первый план я ставлю командный результат. Просто получалось так, что команда проводила хорошие комбинации, которые мне удавалось завершить голом. Вот и все. Например, Вадик Побудей забил в Витебске, и я за него рад. Рад, что команда набирает очки. Нет такого, что я забил, теперь я король. У меня не такой характер. Когда забивал Жодино, в том моменте Вадим мог сам решить момент, но он сбросил на меня. Посчитал, что я нахожусь в более выгодной позиции.

– Насколько тяжело было находиться в зоне вылета весь сезон? Вроде бы и очки набирает команда, есть победы, но только за 2 тура до конца чемпионата удалось выбраться.

– Ну, конкуренты ведь тоже не дремлют. И все пацаны понимали, что будет тяжело, но опускать руки будут только слабые. Все понимали – надо что-то делать. Виталий Леонидович правильно сказал: стали делать ротацию, которая пошла на пользу. За счет каких-то командных действий, за счет коллектива все пошло в правильное русло. Да, было тяжело, но когда хоть какие-то очки берешь, появляется уверенность, что в следующем матче тоже сможем взять. А когда в первом круге показывали хорошую игру, но при этом набрали всего 7 очков… Ну, никому это не надо. Во второй половине чемпионата мы стали играть по результату. Хоть, красивой игры стало меньше, но мы стали забивать и меньше пропускать.

– В какой момент случилось переключение?

– Все, наверное, помнят, когда отрыв от «Славии» был 9 очков. Мы выиграли один матч, второй. Смотрим дальше в таблицу – осталось 4 очка до мозырян. Появляется реальный азарт, тебе хочется догнать эту команду. У «Нафтана» другая ситуация. Сейчас у него уже 11 очков от нас, 10 от «Славии». Я думаю, у нас все постепенно складывалось. Обидно было играть вничью с «Крумкачами», так как рассчитывали в том матче победить. Может, оно и хорошо. Кто знает, обыграли бы мы потом «Днепр» и «Слуцк»? Лучше уже так, как есть.

В этом году было трудное время, когда не было денег, было немного тяжело. Сейчас ситуация стабилизировались. Мы – футболисты – видим, что руководители клуба, тот же Владимир Пинчук, заинтересован в том, чтобы клуб сохранил прописку в высшей лиге. Все пытаются сделать для команды. Я думаю, это правильное направление.

– Как тебе чемпионат Беларуси в этом году? Еще ничего неизвестно за два тура до финиша.

– Это интересно. Уже нет такого как раньше, когда БАТЭ минимум за три тура до конца сезона становился чемпионом, досрочно привозили кубок на стадион. Конечно, конкуренты «желто-синих» в этом году подтянулись. Тот же «Шахтер» с минским «Динамо» знают, в каких матчах нужно сыграть по счету. За четвертую строчку бьются команды, за выживание идет борьба. Классный чемпионат.

– Тебе уже 28. Есть супруга Диана, сын Милан. Что-то спрашивают после игр?

– Ну, после победы жена всегда поздравляет. Сын? Да, он смотрит футбол, ездит на игры, кричит «папа». У нас с женой нет больших разговоров об игре, о футболе. Может спросить: «Ну, как сыграли?». Я отвечу: «Нормально сыграли». И все на этом (улыбается). Мне кажется, жена и не должна лезть в футбол. Есть семейные дела, а есть футбол.

– Сын берет пример с папы?

– Ну, да, я хочу, чтобы он занимался футболом. Сейчас супруга все «душит» меня, чтобы уже отдавал в футбол, но я не хочу. Уже один раз водили на пробное занятие. Да, может станет больше понимать. Но мы пришли, а его там водят за ручку. Ему всего три годика. Я считаю, сына нужно отдавать в футбол в 6 лет, когда пойдет в школу. Когда мы летом с ним выходим на улицу с мячом, я могу ему те же упражнения показать. Кстати, он уже бьет нормально (улыбается).

– Есть у тебя какая-нибудь мечта?

– Конечно, что-то такое есть. Хочется что-то выиграть, например. Чтобы не каждый год быть в середине таблицы или бороться за выживание. Я люблю, когда тренер ставит максимальные задачи. Перед нами ведь тоже серьезная задача стоит, стараемся ее решить. В будущем хочется медали завоевать, кубок поднять над головой. Думаю, что все придет с работой, с опытом. Если все будет хорошо в игровой карьере, может, дальше с тренерской все выйдет. Не хочется ничего загадывать.

Фото: Ксения Деревяга, из личного архива футболиста

ПОДЕЛИТЬСЯ
ОФИЦИАЛЬНЫЕ ПАРТНЕРЫ
ООО «Хёндэ АвтоГрад» Предприятие «Вторичный щебень» Страховая компания «Белгосстрах» Радио «Минская волна» Юридический офис «Лещинский-Смольский» Производитель экипировки «JOMA» Радио «Би-Эй» Типография «Белый лотос» Беларусбанк-Высшая лига