Официальный сайт футбольного клуба «Ислочь»
28.8.2019 19:59

Годфри Биток Стефен: «Честно говоря, был счастлив, получив шанс сыграть в Европе»

У «Ислочи» очень правильный легионер: ходит в костел, а не в рестораны, и забил уже четыре мяча. Журналист «Трибуны» Тарас Щирый пообщался с нашим нигерийским защитником.


В это межсезонье «Ислочь» пошла на эксперимент и впервые в своей истории подписала африканских легионеров – гвинейца Момо Янсане и нигерийца Годфри Стефена. И, как показало время, боссы «волков» не ошиблись. Янсане уже забил шесть мячей, а Годфри, выступающий на позициях крайнего и центрального защитника, всего на два мяча меньше. Согласитесь, классный показатель для Стефена, который проводит всего лишь первый сезон в профессиональном футболе.

«Ислочь» показала лучший старт сезона в высшей лиге, доверяя при этом молодым футболистам

Открыл Годфри для белорусского футбола агент Евгений Гайдук. Он и предложил зимой африканца команде Виталия Жуковского.

– Я летаю в Нигерию, Гану, Кот-д’Ивуар и стараюсь найти там талантливых футболистов для белорусских клубов, – рассказывает Евгений. – На одном из турниров в нигерийской Абудже просматривал левых защитников, и под эту позицию мне приглянулся Годфри. После матчей пообщался с ним, и услышал, что парень не против переехать играть в Беларусь. Так он и оказался в «Ислочи». Годфри забил уже четыре мяча в 14 матчах. Считаю, это очень хороший показатель. Он создает впечатление очень положительного парня, и за полгода нашего сотрудничества у нас с ним не возникало никаких вопросов.

Тарас Щирый поближе познакомился с Годфри и сгонял к нему в гости на улицу Заславскую, где нигериец живет вместе с Уэсли Джоном и Момо Янсане. Поговорили о футболе, религии и непростой жизни парня в нигерийской глубинке.

Годфри, ты уже адаптировался к жизни в Беларуси?

– Думаю, да. Но когда только приехал в Минск, было сложно. Все-таки Беларусь – новая страна, в которой никогда прежде не был. Да и вообще это мой первый выезд за рубеж. О Беларуси до него читал немного. В школе у меня было все неплохо с географией, и я знал многие столицы государств. В том числе был в курсе, что Минск – ваша столица, а Беларусь граничит с Россией.

Прилетел сюда в марте. Тогда было очень холодно, и на улице лежал снег. Термометр показывал пять градусов ниже нуля. Всю эту холодную погоду ощутил на своем теле. Я никогда прежде не оказывался в таких условиях, и из-за этого мне иногда было сложно тренироваться. Первая мысль, которая пришла в голову: «Как я смогу играть в футбол при таком холоде?» Но потом сказал себе: «Попробуй адаптироваться. Посмотрим, что будет дальше». Нужно постоянно быть в движении, чтобы не замерзнуть. И к погоде привыкнуть сложнее всего.

Но я не грустил, а был рад и счастлив, что поехал играть в другую страну. Со временем нашел друзей, хорошо общаюсь с соседями... Когда я в чем-то ошибаюсь, ребята в команде всегда мне помогают и корректируют. В таком коллективе чувствую себя комфортно. И сейчас, когда провел в Минске достаточно времени, могу сказать, что для меня тут уже все просто. А летом здесь погода вообще как в Нигерии!

Поначалу я посещал торговый центр лишь с агентом и Момо Янсане, потому что ничего не знал в городе, а теперь уже могу в одиночку ходить. Так что все нормально. Кроме того, часто хожу помолиться в католическую церковь – мне ее помог найти мой менеджер Евгений (Годфри посещает Архикафедральный собор Пресвятой Девы Марии – Tribuna.com). Для меня это важно. Все-таки я христианин и стараюсь по жизни придерживаться доктрины Костела, которая включает в себя регулярное посещение храма и молитву. Вот почему так старался найти церковь в Минске. Сходил бы исповедоваться, но для этого мне нужно выучить русский язык, и я не знаю, поймут ли меня на английском.

– Почему религия так важна для тебя?

– Потому что я верю в Бога. Догматы церкви учат любить окружающих, а мне очень приятно, когда люди любят и ценят друг друга.

– Интересно, атмосфера на службе в Минске отличается от той, что царит в нигерийских костелах?

– Она обычная. Такая, как и в Нигерии. Везде тишина. Каждый cтарается сосредоточиться на молитве. Но иногда, когда на мессу приходят маленькие дети, они отвлекают. Но это нормально. Такое и в Африке можно увидеть.

– Назови свое любимое место в Минске?

– Думаю, это костел. Я в нем, наверное, бываю три раза в неделю.

* * *

– Хорошо. Расскажи о своем детстве. Каким оно было?

– Я родился в Джосе. Это город, в котором проживают преимущественно средний класс в отличие от большой и крупной Абуджи, где много богатых людей. Работа в Джосе есть не у всех. Работать хотят все, но для этого не так много возможностей. Мне кажется, трудоустрено лишь 80 процентов жителей города.

Мама – госслужащий, отец – полицейский. Мой район называется Тудун Вада. Это как деревня – там очень много маленьких домов. В нашем районе проживает достаточно бедных людей, из-за чего часто происходят преступления. Но я в детстве не боялся гулять по улице. Все-таки меня на районе все знали и со всеми играл в футбол.

– Преступления были связаны со стрельбой?

– Нет, это были преимущественно драки и кражи. Когда местные жители уходят на работу, кто-то проникает в дом и ворует. Большинство преступлений происходят как раз тогда, когда люди утром уходят на работу.

– А если я пройдусь вечером по Тудун Вада, что произойдет со мной?

– Большинство людей будут очень удивлены, увидев тебя там. Выразят свое любопытство. Но я не думаю, что произойдет нечто большее.

– Окей, вернемся к детству. Что было дальше?

– В какой-то момент папа оставил нашу семью и ушел к другой женщине, и дальше всех нас (у Годфри два брата и сестра – Tribuna.com) поднимала мама. Отец не помогал. И ей, конечно, одной ей было очень сложно. Иногда случались перебои с продуктами, но мама старалась сделать так, чтобы с едой не было никаких проблем. В крайнем случае нам помогали соседи.

Сложно было тогда, когда ты приходил со школы домой и понимал, что дома нет воды. Это обычно происходило в сезон засухи. Иногда нам приходилось преодолевать по четыре мили, чтобы набрать воды в пруду или земляном колодце, и вернуться назад. Нес домой по 15 литров. Я жутко уставал. Это была как тренировка, но уже другая :).

Каждый в нашей семье выполнял какие-то обязанности. Например, когда мама находилась на работе, сестра готовила на кухне и убиралась в доме. У нас не было компьютера и телевизора, и я иногда ходил смотреть его к соседям.

– Как я понимаю, твоя съемная квартира – это фантастика в сравнении с тем, где ты жил прежде.

– Да, эта квартира гораздо лучше той, где мы живем в Нигерии.

– Тебе приходилось работать в детстве?

– Да, мне тогда было 13 лет. После сезона дождей, когда вода уходила, я собирал возле дома в кучи песок и продавал его: звонил знакомым, они приезжали и забирали его, в дальнейшем использовав для строительства. Продавать песок – это вообще популярное занятие для жителей Джоса. За одну кучу песка я получал по три доллара. Деньги не тратил, а отдавал маме. Она лучше меня знала, как их использовать.

– Как ты увлекся футболом?

– Пошел в общественную школу и после уроков, пообедав, очень много времени проводил на футбольном поле недалеко от дома. Постоянно играл с друзьями и соседями. Когда мяча не было, мы заменяли его чем-то похожим из пластика – не тяжелым и не мягким. Бутс не было, и я бегал босиком. Иногда тяжело играть на нагретой солнцем земле, но особых проблем не возникало. В кровь ноги не разбивал.

Первой моей командой стала «Найк Бойз», куда меня привел один из друзей. Мы жили с ним в одном районе, играли вместе, и он как-то сказал: «Давай, приходи в эту команду! Она сильная, и там поле больше». Я согласился. Мне тогда было десять лет.

«Найк Бойз» – это самая топовая юниорская команда в Тудун Вада. В этом коллективе начинал карьеру Фиделис Ирхене, выступающий сейчас на Кипре за АЕЛ. Стадиона у нас не было, и мы тренировались на обычном поле с воротами. C нами работал хороший тренер Даджума Деван, прививавший игровую дисциплину. Он всегда находил время на футболистов. Если игрок подходил к нему и говорил: «Тренер, у меня проблемы с контролем мяча», он брал и учил контролировать мяч. Всегда находил время. Очень хороший коуч.

С «Найк Бойз» я участвовал во многих соревнованиях в Джосе. Играли преимущество с коллективами из соседних районов. В Джосе любят в футбол, и на наши домашние матчи приходило очень много народа. Эти болельщики живут в Тудун Вада и таким образом хотели поддержать ребят со своего района.

– За «Найк Бойз» тоже начинал играть без бутс?

– О, нет. Если не было бутс, то тебя «Найк Бойз» не брали. К тому моменту мама уже купила мне футбольную обувь. До сих пор помню тот момент. Когда вернулся домой с тренировки, она вручила мне бутсы. Я был очень впечатлен. Это был не Adidas и не Puma. Это был какой-то африканский бренд, название которого я уже и не помню. Они были мне великоваты, и я очень долго в них играл. Когда рвались, шел к специальному человеку, и он зашивал их.

– Как ты оказался в академии «Джи-Лек» – самой крутой футбольной школе города?

– Тренер предложил. Я получил более качественные условия для тренировок. У «Джи-Лек» хороший тренировочный комплекс с двумя футбольными полями. Играл за нее два года. Кроме того, немного тренировался с профессиональной командой «Плато Юнайтед», которая считается одной из сильнейших в Нигерии. Правда, в официальных матчах за нее я не участвовал, и контракт мне не предложили.

Однажды менеджер нашей команды, который является еще и агентом, организовал матчи для скаутов, на которые пригласил много команд. Я тоже получил шанс сыграть за «Джи-Лек», после чего со мной познакомился Евгений Гайдук и предложил уехать играть в другую страну. Ко мне еще подходили агенты из Израиля и Бельгии, но я решил ехать в Беларусь – такое продолжение карьеры мне посоветовал наш нигерийский менеджер.

Честно говоря, был счастлив, получив шанс сыграть в Европе. Это большая возможность зарекомендовать себя. Мама была очень рада за меня и сказала, что я должен ехать.

– И ты не боялся лететь в совершенно незнакомую для себя страну?

– Я заранее знал, что Беларусь – это страна, в которой нет насилия, и я ничего плохого про нее не слышал. Так что нет, я совершенно не боялся переезжать в другое государство.

– Прежде ты играл исключительно на молодежном уровне. Какие у тебя возникли сложности, когда начал выступать за «Ислочь» с сильными игроками?

– Были определенные сложности, но, как уже говорил, в Нигерии я тренировался с одной из лучших команд страны, поэтому глобально ничего нового для себя не открыл. Многие ребята из «Найк Бойз» выросли в сильных игроков. И тренировки с большими футболистами – это не есть что-то новое для меня.

Приехав в Беларусь, понял, что тут совсем другая лига. Хороший чемпионат с качественными исполнителями. Они есть практически в каждой команде. Футболисты хорошо подготовлены физически и технически. Самым сложным и интересным соперником, на мой взгляд, стало для нас брестское «Динамо» – 1:5. Это была очень сложная игра.

– Виталий Жуковский – очень эмоциональный тренер. Когда ты впервые это почувствовал?

– Это был матч со «Слуцком». Мы проигрывали по ходу матча 0:1, коуч был недоволен и кричал что-то футболистам. Иногда такое происходит, но все это случается из-за того, что он очень хочет победить. Однако на меня Жуковский никогда не кричал. У нас с ним нормальное общение. На английском он не говорит, но по жестам я понимаю, что он от меня хочет.

– C кем из белорусов ты постоянно общаешься и, возможно, проводишь вместе свободное время?

– Ни с кем, мы общаемся только на тренировках. Я провожу свободное время с Янсане и Джоном, вместе с которыми живу.

– Тогда что ты делаешь в свободное время?

– Иногда гуляю по городу, посещаю церковь, как говорил, хожу в торговый центр.

– Я понял. Годфри, какая твоя футбольная мечта?

– Играть в Лиге чемпионов, а в Беларуси хочу стать чемпионом. Думаю, побороться за медали – это возможно. Мы провели уже много матчей, и, как я вижу, все настроены исключительно на победу.

– Ты рассказал непростую историю своей жизни. А недавно осуществил мечту, став профессионалом. Как думаешь, что стало этому причиной?

–- Во-первых, это Божья благодать, а во-вторых, Бог сделал это возможным благодаря моей усердной работе. Так что вот почему я здесь.

– Ты посещаешь в Минске кафе, рестораны или клубы?

– Я никогда не был в ночном клубе. Никогда. Я тренируюсь, прогуливаюсь и хожу в церковь.

– Но, послушай, я вижу в вашем шкафу целую коллекцию бутылок из-под виски :).

– Нет, нет. Мы не пьем. Эти бутылки мы сами увидели лишь тогда, когда поселились в этой квартире. Я никогда не курил и не употреблял алкоголь в своей жизни.

– Ты создаешь впечатление очень правильного парня со своими правилами жизни.

– Да, и все перечисленное противоречит им.

– И ты даже никогда не дрался?

– Я очень миролюбивый парень.

Фото: Ангелина Занько, Анатолий Редин

Источник: Трибуна

ПОДЕЛИТЬСЯ
ОФИЦИАЛЬНЫЕ ПАРТНЕРЫ
ООО «Хёндэ АвтоГрад» Предприятие «Вторичный щебень» Страховая компания «Белгосстрах» Юридический офис «Лещинский-Смольский» Производитель экипировки «JOMA» Радио «Би-Эй» СТВ Атлант-М Типография «Белый лотос» Football.by Mattiolli Град Беларусбанк-Высшая лига Староместный пивовар Дарида Евроопт Viber T&T PAZ Mostra Group Parad Avto