Официальный сайт футбольного клуба «Ислочь»
7.4.2019 18:12

Лайонел Адамс: «Не считаю себя молодым футболистом по европейским меркам»

Интервью нашего футболиста корреспонденту журнала «Большой футбол» Сергею Мельнику. Опубликовано в апрельском номере.


«Ислочь» мощно начала сезон, неожиданно выбив БАТЭ из Кубка Беларуси. Произошло это в том числе благодаря продуктивности новобранцев. Одним из таковых стал российско-нигерийский защитник Лайонел Адамс. Родители парня познакомились в мединституте. Когда мальчику было пять лет, нигерийский отец ушел из семьи, поэтому учиться зарабатывать Адамс начал с детства. Вместе с братом сдавал бутылки и макулатуру, потом случились сборы в ЦСКА, игра в Армении и путешествие в испанский минор.

– Полтора месяца назад ты оказался в «Ислочи». Как приняла команда?

– С первого же дня понял, что в коллективе хорошая атмосфера. Есть и опытные, и молодые ребята. Тренерский штаб относится очень дружелюбно – дистанция не чувствуется. С некоторыми футболистами был уже знаком: с Сергеем Макаровым вместе занимались в школе «Локомотива», он младше на два года, так что жили в одном интернате. Также с Григором Агекяном полгода провели в армянском «Бананце». Я попал в «Ислочь» во время сборов, каждый день в одной среде находимся. Всего полтора месяца в команде, но ощущение, будто дольше. Проблем с адаптацией нет.

– А как вообще возник вариант с «Ислочью»?

– В конце сезона в Испании получил травму и пропустил последний месяц. Контракт закончился, поступили предложения из третьего дивизиона – Сегунды Б. Подумал, что нужно что-то менять, начал искать вариант в России – появилась возможность перейти в «Анжи». Поехал на просмотр, целый август тренировался, но в самый последний момент клубу запретили подписывать игроков из-за долгов, и я остался без команды.

– Получается, несколько месяцев ты находился без игровой практики. Чем занимался?

– В сентябре отдохнул, а потом до конца года тренировался с братом-легкоатлетом. Мысли проскакивали не самые приятные. Сегодня должен был оказаться в РПЛ, а завтра – уже без команды. Немного сбился с пути в тот момент. Понял, что не нужно опускать руки – я же хотя бы здоров. Сразу же вспоминал, что бывают ситуации гораздо хуже: кто-то рвет кресты те же, связки. Спасибо друзьям и семье, которые помогали. Зимой начал сотрудничать с агентом Вовой Дейнека, он и предложил вариант с «Ислочью», где после первого матча сразу же подписал контракт.

– Ты говорил, что в «Ислочи» хочешь реанимировать карьеру.

– Мне 24. Не считаю себя молодым футболистом по европейским меркам. Но если говорить про Россию, еще далеко не старый. Есть запас хотя бы в пять-шесть лет, чтобы воспользоваться шансом. Надеюсь, что прибавлю. Помогу «Ислочи», а она поможет мне (улыбается).

– Поможет оказаться в РПЛ?

– Да, конечно. Цель в голове вижу, теперь нужно идти к ней спокойными шажочками и не распыляться.

– Питер Одемвинги рассказывал, что помогал тебе с поиском команды.

– Ох, честно говоря, не знаю всех нюансов. Я с Питером хорошо общаюсь, а он друг моих агентов, они вели его дела по ходу карьеры. Мы с Одемвинги разговаривали зимой, он связывался с европейскими агентами. Искал варианты в Бельгии, а потом познакомил меня с людьми, которые ведут мои дела сейчас.

– Однажды у тебя сорвался переход в «Ростов» из-за агентов.

– Там такая ситуация… Был уверен, что все оговорено с руководством ЦСКА, но оказалось – нет. Начались агентские «дела». В итоге ни с «армейской» молодежкой на сборы не полетел, ни в «Ростов» не перешел. Отправился в «Енисей», но заиграть не вышло. Лучше бы этого всего не было, потому что у меня действовал контракт с ЦСКА. Можно было получить шанс. Значит, так судьба распорядилась. Обид на клуб не держу – отношусь к нему с уважением. Все вопросы адресую себе.

– Ты начинал заниматься футболом в Петербурге. Как попал в ЦСКА?

– Родился в Питере и с 8 до 15 лет занимался в местных школах. Можно даже сказать, что я воспитанник «Зенита», хотя все пишут про ЦСКА. В школе «сине-бело-голубых» на два года старше занимался темнокожий петербуржец Брайан Идову – очень сильный футболист. Он должен был попасть в дубль «Зенита», но после сбора его даже во вторую команду не подписали. Своеобразный звоночек для меня: если Брайана не подписали, у меня будет то же самое. Поехал в «Локо», где занимался год. В 16 лет после матча с ЦСКА армейцы предложили контракт, и я согласился.

– Твой отец из Нигерии, бывал ли ты там когда-нибудь?

– Пока не довелось. Желание очень большое. Жизнь длинная: в любом случае посещу (улыбается).

***

– Каково вернуться в русскоговорящую среду после года в Испании?

– Все познается в сравнении. Когда выступал за «Серседу» из третьего испанского дивизиона, очень не хватало коммуникации. Не замечал этого, когда играл в России. В этом плане очень здорово чувствую себя в Беларуси. Все говорят на русском – моя стихия.

– Ты рассказывал, что с бытовым испанским познакомился. А как насчет разговорного?

– Нет, разговорный тяжеловат. Считаю, что пока язык не упал на слух, нет смысла идти к репетитору. После четырех месяцев там футбольный сленг спокойно понимал. Когда находился в компаниях, понимал диалоги, но было сложно быстро реагировать и отвечать. Но зато удалось немного подтянуть английский (улыбается).

– Футболисты могут годами играть в другой стране и не учить язык. Как к этому относишься?

– Футбольные связи можно наладить и без знания языка. Есть тренер и переводчик, так что проблем с пониманием тактики не будет. Самое важное – желание. Когда в коллективе находишься, хочешь со всеми общаться на равных и узнавать партнеров. В России хватает примеров, допустим, бразильцы: многие играют по пять-семь лет, но на русском знают только «привет-пока». Не считаю, что это нормально.

– В Испании ты играл в третьем дивизионе. Какой там футбол?

– Сначала думал, что будет очень техничный. Оказалось, немало команд забиваются вдевятером возле ворот и бегут в контратаку. Но есть и интересные коллективы: «Реал Мадрид Кастилья», дубль «Атлетико» и «Депортиво» – у каждого клуба свой стиль. Например, Винисиус, купленный «Реалом» за 45 миллионов евро, до попадания в главную команду несколько раз сыграл за «Кастилью». В этом чемпионате выступает не только молодежь, но и опытные дядьки 30–35 лет. Молодые коллективы – тот же «Реал» – могут показывать интересный футбол, но проиграть 0:3 клубу, который нанес пять ударов.

– В прошлом сезоне «Серседа», за которую ты выступал, вылетела из третьего испанского дивизиона.

– Да. Подписывал контракт с «Депортиво Луго» из Сегунды, но меня отправили в годичную аренду в фарм-клуб – «Серседу». Шли в верхней части таблицы, на четвертом месте. Потом случилась неудачная серия. В начале 2018 года уволился Тито Ромалио – тренер, который приглашал меня, знал по армянскому «Бананцу». Вдобавок к этому начались финансовые проблемы и череда травм у футболистов. Многие покинули клуб. Все в совокупности спуталось в комок проблем. В такие моменты важно, чтобы в команде были опытные игроки. В нашем клубе самым старшим игроком был 26-летний капитан. Не хватало вожака, и мы вылетели.

– Как обстоят дела с посещаемостью?

– Сегунда «Б» делится на четыре зоны по двадцать команд. Играют хорошие коллективы: «Мальорка», «Расинг», «Мурсия» и другие. Стадиончик у нас был небольшой: где-то на полторы или две тысячи зрителей, но заполнялся полностью. Если ехали в города побольше, то приходило по десять тысяч.

– Чем запомнилась жизнь в Испании?

– Там люди ко всему спокойнее относятся. У нас с детства на тебя давят, рассказывают, что жизнь тяжелая, нужно выбрать или учебу, или футбол. Вечно ставят рамки, из-за которых можно закрепоститься. А в некоторых людях огромный потенциал! Показалось, что командный дух в странах постсоветского пространства развит больше, чем за границей. Люди более компанейские, но в Европе результаты в командных видах спорта зачастую лучше.

– Возможно, больше профессионализм?

– Не сказал бы. Когда играл в ФНЛ, видел, что люди так же восстанавливаются: едут домой и отдыхают с семьей. В Испании же часто после игр футболисты шли в клуб.

– Как относятся к легионерам?

– Если легионеры приезжают в Беларусь или Россию без знания языка, их никуда и не зовут. В Испании очень мало людей разговаривает по-английски, возможно, даже меньше, чем в России. Меня удивило, что ребята звали в город уже через неделю после приезда. Одноклубник даже пригласил отметить Рождество вместе со своей семьей. Приходилось общаться жестами, но вышло душевно, и я был очень рад. Вряд ли такое можно представить у нас: чувствовал бы себя обузой. Там это нормально. Вообще, если говорить о футболе, в Испании скептически относятся к русским игрокам. Когда ты приезжаешь, должен быть всесторонне готов: знать язык и играть на голову сильнее, иначе испанцам проще своих молодых подпускать к основе.

– Многие, когда уезжают из России, скучают по бане. Чего не хватало тебе?

– Скучал по разговорам. Конечно, с друзьями каждый день связывался через соцсети, но живое общение – совсем другое. В Испании кайфовал от страны, но банально ни с кем не мог разделить радость. Бани тоже не хватало, это хорошее восстановление. В Испании нашел одну парилку, а там 50 градусов (смеется).

– До этого ты год провел в армянском «Бананце». Чем запомнилось то время?

– Очень помог этот переход – получил игровую практику, которой так не хватало в «Енисее». В Армении изначально хотели построить стратегию на долгий период. Из Испании приехали не только Тито Ромалио, но и другие специалисты: тренер-аналитик, тренер по физподготовке, куратор школы. Собрали штаб из десяти испанцев. Когда я приходил, они уже полгода работали. В 2016 году выполнили задачу на сезон: выиграли Кубок. В еврокубках неплохо провели два матча с кипрской «Омонией», но рассыпались в дополнительное время, пропустив четыре мяча. Вектор развития клуба резко поменялся, и стали делать ставку на молодых футболистов. Уволили Ромалио, легионеры стали покидать команду. Получился резкий переход, который ни к чему хорошему не привел.

***

– Насколько комфортно работать с Жуковским?

– Виталий Леонидович – молодой и амбициозный тренер. Человеку 34 года.По первому впечатлению показался темпераментным и эмоциональным в хорошем смысле слова. Живет игрой. Когда надо, объяснит спокойно. Если человек не понимает несколько раз, может прикрикнуть, но это правильно. Важно чувствовать грань.

– Твой дебют выпал на кубковые матчи с БАТЭ. Какие впечатления?

– Не всегда техничный футбол полезен и красота игры влияет на результат. Можно отсидеться в обороне и создать больше моментов. Так вышло и в матчах с БАТЭ. Простому зрителю могло показаться, что «желто-синие» контролировали ход игры, а по статистике мы нанесли больше ударов и сделали больше передач в штрафную.

– Виталий Жуковский говорил, что рад результату, но нужно принять его приземленно. Какая атмосфера была в раздевалке после победы?

– Честное слово, вообще спокойная. Конечно, порадовались, но не было всплеска эмоций. Это не полуфинал, а всего лишь 1/4. Тренер прав. Победа, может, в какой-то степени фееричная, потому что БАТЭ – белорусский топ-клуб, но на этой стадии нельзя поднимать какую-то шумиху. Нужно держать эмоции в себе, чтобы хватило на дальнейшие победы (улыбается).

– В 2016 году тебе покорился Кубок Армении. Пора замахнуться на Кубок Беларуси?

– Кстати, после победы над БАТЭ вспоминал об этом. Получилось в Армении три года назад победить в Кубке – теперь хотелось бы выиграть трофей в другой стране. Белорусские команды более статусные, так что придется непросто, но будем делать все возможное.

Фото: Александр Голенчук, Анатолий Редин, из личного архива Лайонела Адамса

Источник: Большой футбол

ПОДЕЛИТЬСЯ
ОФИЦИАЛЬНЫЕ ПАРТНЕРЫ
ООО «Хёндэ АвтоГрад» Предприятие «Вторичный щебень» Страховая компания «Белгосстрах» Юридический офис «Лещинский-Смольский» Производитель экипировки «JOMA» Радио «Би-Эй» СТВ Атлант-М Типография «Белый лотос» Football.by Mattiolli Град Беларусбанк-Высшая лига Староместный пивовар Дарида Евроопт