Официальный сайт футбольного клуба «Ислочь»
14.2.2020 11:54

Виталий Жуковский: «За три года работы «Ислочь» создала одну из крупнейших школ в стране»

Большое интервью главного тренера «волков» для журналиста «Трибуны» Александра Ивулина, в котором он рассказал о возрастных белорусах, молодых африканцах и детской школе.


«Ислочь» почти полностью укомплектовала состав и отправилась на сбор в Турцию. Интересно, что нынешняя селекционная кампания «волков» проходила в режиме экономии. Это не помешало клубу разжиться интересными новичками. Перед вылетом в Сиде журналист «Трибуны» Александр Ивулин встретился с главным тренером команды Виталием Жуковским и расспросил о стратегии развития клуба, стипендиях для нигерийских футболистов, солигорских ветеранах и будущем Александра Глеба.

– Еще в сентябре прошлого года я сделал презентацию для руководства. В ней разложил по полочкам то, как вижу развитие «Ислочи». В том числе затронул вопросы селекции. Пришел с этим на совет директоров клуба. Руководство выслушало меня и в целом согласилось с моими мыслями. Правда, потом все вместе мы неоднократно вносили коррективы в план развития.

– Из-за чего случились корректировки?

– Главная причина в том, что бюджет «Ислочи» значительно уменьшился по сравнению с прошлым годом.

– Насколько существенно?

– Пока предварительно на 25 процентов. Такова жизнь, теперь приходится работать в новых условиях. Но мы все равно хотим занимать место в верхней части таблицы, развивать клуб, главную команду и детскую школу. Но отмечу, что корректировка бюджета коснулась только главной команды, нашу ДЮСШ это не затронуло.

– Из-за уменьшения бюджета вам было сложно переподписывать контракты с лидерами?

– Не скрою, на некоторых ребят был серьезный спрос. Из-за этого нам было необходимо и улучшить личные условия этим игрокам, и скорректировать бюджет. Сами понимаете, задача не из легких. Поэтому зимой пришлось расстаться со многими ребятами, которые помогли нам в прошлом сезоне. Очень жаль, что «Ислочь» покинул тот же Сергей Макаров, который был одним из ключевых игроков по многим показателям. С другой стороны, смогли сохранить остальных лидеров.

Все понимали, что «Ислочи» нужны еще два-три футболиста, которые в этом году станут фундаментальными. Мы быстро включились в эту работу. Рады, что все срослось с Павлом Рыбаком и Николаем Янушем. Здесь на руку сыграло несколько факторов. Например, Паша проживает в Минском районе. Когда становишься старше, не хочется куда-то мотаться. Наоборот, появляется еще большее желание видеть, как растут дети, поэтому в переговорах с Рыбаком не было особых проблем. Что касается Януша, он относительно недавно перевез семью в Солигорск. Поэтому сильно переживал, что не останется в «Шахтере». Я же очень хотел видеть Николая в «Ислочи», тут тоже на руку сыграла транспортная логистика. Рад, что Януш все-таки согласился перейти в нашу команду.

Подписав опытных футболистов, мы стали присматриваться ко многим молодым ребятам. Не обещали больших зарплат, но были готовы выплачивать клубам компенсацию. Понятное дело, ввязываться в борьбу за условного Ивана Бахара не было смысла. Мы общались с ребятами 2000-2001 годов рождения, которые были не интересны командам высшей лиги, но имели опыт выступления в юношеских сборных. Правда, как только выходили на этих игроков, к ним сразу же появлялся интерес и своих, и других клубов. Немного прошерстили рынок, но получилось далеко не все из задуманного. Кажется, футболист готов перейти в «Ислочь», но договориться с клубом не получается. Это тоже интересный опыт.

– Но вам как-то удалось выкупить у БАТЭ 19-летнего Владислава Глинского?

– За этим футболистом охотились многие белорусские клубы, но он хотел перейти именно к нам. Уже по первым тренировкам было видно, что это игрок основной обоймы «Ислочи». Дай Бог, чтобы у парня не было проблем со здоровьем, и он приносил пользу клубу. Понятное дело, мы взяли его не за коврижки. Пришлось недельку пообщаться с Андреем Анатольевичем Капским, но удалось решить вопрос цивилизованно.

– Это были сложные переговоры?

– Пришлось постараться. Все-таки нужно понимать, перед БАТЭ стоят очень серьезные задачи. Сейчас многие критикуют борисовчан за то, что у команды растет средний возраст. Но, поймите, в таких условиях очень сложно обкатывать молодежь. Уходить в клуб из нижней части таблицы за игровой практикой Глинскому было не очень интересно. Все-таки у парня уже есть определенный уровень. Дай Бог, чтобы он продолжил прогрессировать, тут все в его руках.

Что касается других белорусских новичков, то их можно назвать «студентами». Попробуем дать шанс воспитаннику нашей школы Семену Лазарчику. Все-таки в качестве базовой мы используем систему игры с тремя центральными защитниками, и пока нам не хватает исполнителей в центре обороны. У Лазарчика неплохие данные, но из-за юного возраста есть определенные нюансы.

Также взяли в главную команду 17-летнего Ивана Гомозова. Есть большая вероятность, что он дебютирует в высшей лиге в этом сезоне. По тому, какой футбол он показывает на тренировках и играх, все к этому идет. Радует, что это воспитанник «Ислочи», но искусственно тянуть в основу его никто не собирается. Сейчас приходится много разговаривать с Ваней, чтобы он не поднимал голову слишком высоко. Объясняю, что пока, несмотря на неплохую игру, ему даются авансы больше за «счет профсоюзов». Кроме того, подписали Романа Лисовского, который оказался не востребован в БАТЭ, но у нас получит шанс.

***

– В этом году вы продолжили делать ставку на молодых африканских футболистов…

– В прошлом сезоне мы попали в точку по Стефену. Сейчас не говорю о Янсане, потому что до перехода в «Ислочь» он уже котировался на трансферном рынке, был более раскрученным. Из-за этого у Момо другой уровень зарплаты в нашем клубе. В отличите от него Стефен пришел в «Ислочь» из нигерийской футбольной школы на очень скромную зарплату. Ее даже можно назвать стипендией. У нас парень проявил себя и стал вызываться в олимпийскую сборную своей страны.

В этом межсезонье мы продолжили работать в африканском направлении. Не секрет, здесь нам помогает Евгений Гайдук. Просили его привезти футболистов, которые соответствуют определенным требованиям. Гайдук два раза в год посещает Нигерию, там смотрит достаточно матчей, у него хорошие партнеры в этой стране. Если появляется какой-то интересный игрок, Евгению об этом сообщают. В итоге по его рекомендации подписали двух ребят. Не буду разглашать всех условий их контрактов, но в любой момент парни могут уехать домой по инициативе клуба. При этом если игрок нам понравится, то в соглашении прописана небольшая сумма выкупа, которая перечисляется на счет их школ.

Мы открыты для сотрудничества. Например, Адегбола попал к нам через другое агентство. По этому футболисту поступали хорошие отзывы от тренеров из Украины, которые видели его на одном из турниров. По первым тренировкам в «Ислочи» были заметны данные игрока. Решили, что с ним можно работать. Но, опять же, его зарплата скорее напоминает стипендию.

– За счет этих стипендий нигерийским игрокам вам удалось сократить бюджет клуба?

– Верно. Если бы мы продолжили комплектоваться средними по белорусским меркам футболистами, это было бы гораздо более затратно.

– Африканцы готовы ехать в «Ислочь» на зарплату меньше тысячи долларов в месяц?

– Их зарплаты намного меньше тысячи долларов. Но нужно понимать, мы не берем всех подряд. Все африканские футболисты приезжают в «Ислочь» на просмотр. Если игрок проходит его, то мы компенсируем затраты на билеты. Если нет – не платим ничего. Разумеется, многие ребята не проходят отбор. Это нормальная ситуация.

– Как разглядеть талант африканских футболистов, приезжающих в белорусский холод?

– Понятное дело, они попадают в стрессовую ситуацию. Перед приездом говоришь: «Ребята, у нас холодно, будьте к этому готовы». Они отвечают, что все поняли, но приезжают в Беларусь в лучшем случае в спортивном костюме. Разумеется, во время игр и тренировок у них все отмерзает, но ребята понимают, что обязаны остаться. У одного парня не получилось этого сделать, так можно было снимать выпуск «Дом-2». Человек так рыдал! Не думаю, что кто-то из белорусов в похожем ключе отреагировал бы на то, что его не взяли в команду. Это легко объяснить. У него в Африке семья из десяти человек, которая живет на 50 долларов в месяц. Для таких ребят шанс остаться в Европе – это возможность всей жизни.

– В чем кроме зарплат африканские футболисты предпочтительнее белорусов?

– У них просто сумасшедшие скоростное-силовые качества и выносливость. Индивидуально ребята готовы очень хорошо, но у африканцев практически полностью отсутствует командная тактическая подготовка. Все-таки у нас с ранних лет учат детей командой тактике, а не индивидуально или тактике в малых группах. Хорошо ли это? Наверное, все-таки не очень. Если ты индивидуально слабый футболист, то никакая тактика тебе потом не поможет.

При этом я не говорю, что белорусские ребята слабые. Нет, у нас хватает интересных игроков. Правда, если молодой парнишка начинает себя проявлять, то забывает тренироваться. Просто его ставят играть за все возраста. Мальчишка только стрельнет, так его начинают отправлять в команду на год старше, в дубль и так далее. Поверьте, в Беларуси есть талантливые футболисты. Все-таки у нас очень немаленькая страна, и хороших мальчишек хватает.

– Кстати куда пропал Дмитрий Некрашевич, которому совсем недавно выдавали много авансов?

– Пока у него не получилось перейти из детского футбола во взрослый. Наверное, в этом есть вина клуба, в частности – моя. В свое время на нас оказывалось давление, мол, у «Ислочи» нет ничего, в том числе собственных воспитанников. Впрочем, и сейчас это давление существует. Говорят, что у клуба нет своей школы, но у нас занимает более 500 ребят. Отмечу, в ДЮСШ «Ислочь» нет ни одной платной группы, а каждую неделю число наших детей растет. В этом году в Минском районе должно появиться минимум два филиала нашей школы. Когда клуб проходил различные проверки, в том числе от АБФФ, нам сказали, что у ДЮСШ «Ислочь» все в порядке с документацией и ведется системная работа. Правда, почему-то из федерации футбола на верхние этажи доводится информация, мол, у клуба нет детей. Раньше все это нервировало, сейчас не вызывает ничего кроме улыбки. Мы прошли много различных проверок и можем все доказать документально. За три года работы «Ислочь» создала одну из крупнейших школ в стране. Считаю, это сумасшедший прогресс. Мы никогда не конфликтовали с федерацией футбола, поэтому надеюсь, ситуация изменится, потому что все мы делаем одно общее дело.

Так вот, раньше мы много говорили о том же Некрашевиче, и это его где-то надломило. Поэтому весь прошлый год ходил к ребятам из дубля и повторял: «Вы должны ехать в команды первой лиги, чтобы понять, нужен вам футбол или нет. Если не получилось перейти в главную команду «Ислочи», езжайте в Сморгонь, Слоним и доказывайте свою состоятельность. Только тогда поймете, нужен ли вам футбол или лучше заняться чем-то другим». Конечно, всем хочется находиться в зоне комфорта, когда рядом девушка и родители. Может быть, стоит себя проверить? Звоню молодым ребятам: «Тренер из «Слонима» хочет видеть вас у себя. Хочу, чтобы вы поехали к нему». Они дают добро, а потом перезванивают: «Извините, у нас учеба». Если хочешь проявить себя в футболе, нужно выходить из зоны комфорта. Честно говоря, сейчас очень зол, потому что не знаю, что дальше делать с этими ребятами.

***

– Почему после удачного сезона для Стефена и Янсане вы решили отказаться от продажи этих футболистов?

– По ним были конкретные предложения. Многие клубы проявляли настойчивость, но мы оставили игроков в «Ислочи». Учитывая наше финансовое голодание, это решение далось нам нелегко. Но для того, чтобы кого-то продать, нужно подготовить игрока на эту позицию. Если этого не произойдет, то о каком результате можно говорить? Для нас же очень важно место в таблице. Считаем, «Ислочь» должна быть на более-менее лидирующих позициях в чемпионате, поэтому мы не можем просто так продавать игроков. У нас есть план по тому, как готовить футболистов. Будем стараться это делать, другой вопрос – получится или нет. Надеемся, и Стефен, и Момо помогут клубу в этом сезоне.

Кстати, еще один нюанс. Мы против того, чтобы прописывать в контрактах игроков суммы отступных. Агенты говорят: «Это же классная сделка! Допустим, купил игрока за 30 тысяч долларов, а потом продал за 100. Ничего себе!» Я отвечаю, что да, но если бы игроки продавались, как пирожки, а не раз в пять лет и не требовали вложений… Стоимость футболиста должен формировать рынок. При этом я прекрасно понимаю агентов, у меня нет никаких проблем с представителями этой профессии. С ними все обсуждаем до мелочей, но бывает иногда не сходимся в некоторых вопросах.

Больше скажу, некоторых игроков в это межсезонье мы не смогли подписать из-за того, что их агенты требовали внести в контракт пункт по сумме компенсации. Это позиция «Ислочи». Только клуб может решать, за какую сумму продавать того или иного футболиста. Хотя мы знаем, что в мировой практике существуют моменты с компенсациями, но такова концепция развития нашего клуба.

– В этом межсезонье ваш телефон разрывался от сообщений и звонков агентов?

– Я просматриваю все сообщения, но у нас есть определенные требования. Например, легионеры не старше 1998 года рождения, зарплата такая-то, позиции такие. Если все устраивает, то присылайте информацию. Самое интересное, большинство агентов просто сбрасывают профиль игрока на сайте Transfermarkt. Кажется, некоторые агенты даже не знают этих футболистов. Мы уже научились фильтровать информацию, поэтому в таких случаях сбрасываем определенные требования: срок контракта, сумму агентских, компенсацию клубу, зарплату игрока, билеты и так далее. Если что-то не подходит, то просто отказываемся от такого варианта сотрудничества.

– При этом в команде все равно много возрастных футболистов…

– Я даже горд этим. Рад, что в «Ислочи» играют Быченок, Янушкевич, Концевой, Комаровский, Януш, Рыбак. Эти люди много чего выигрывали и, наверное, в какой-то степени определяют лицо чемпионата Беларуси.

Давайте начистоту, многие команды выпускают молодых футболистов на пару матчей, а потом говорят, что делают ставку на молодежь. Давайте проведем минимальный анализ. Кто из команд первой шестерки в прошлом сезоне доверял молодым? Для меня молодые ребята – футболисты не старше 1998 года рождения в прошлом сезоне. Сейчас речь об исполнителях, которые играли ключевую роль в командах, а не выходил в концовках матчей на 15-20 минут. В брестском «Динамо» и БАТЭ не было таких футболистов-лидеров. В «Шахтере» играл Валерий Громыко 1997-го и с натяжкой Макс Эбонг. В минском «Динамо» – Максим Плотников и с натяжкой Максим Швецов, в «Торпедо-БелАЗ» – не было таких футболистов. У нас же отнесу к лидерам 18-летнего Стефена и 21-летнего Янсане. Плюс под ротацию подходили Краснов и Тео, плюс Макаров и Карпович, которые были чуть старше. Видите, все накидывают что-то на вентилятор, не включая анализ. Никто не спорит, у нас хватает опытных футболистов, но и мы даем шанс молодым. Лично я понимаю, что перед командами первой шестерки стоят серьезные задачи, поэтому тяжело наигрывать молодых ребят. Без анализа люди порой акцентируют внимание на «Ислочи», хотя это не совсем обоснованно. Причем порой в подобном ключе выражаются мои коллеги. Даже уважаемый мной Юрий Иосифович Пунтус отмечал в интервью, что «Торпедо-БелАЗ» не идет путем «Ислочи» и не будет подписывать опытных футболистов. Сезон будет длинным, поэтому посмотрим, кто какой дорогой идет и у кого в составе будет больше молодежи (улыбается).

– Как вы мотивируете возрастных игроков, которые уже все видели в белорусском футболе?

– Наверное, с молодыми работать проще: говоришь, что им делать – они выполняют, как солдаты. У опытных футболистов могут возникнуть вопросы. Например, почему в этой ситуации меня должен страховать центральный защитник, а не опорник? По сути, все опытные игроки, которых я перечислил, уже тренеры. Они работали под руководством самых именитых специалистов страны, а ты, в свою очередь, должен объяснять каждое свое решение.

Кстати, заметил, что белорусские игроки в возрасте 24-28 лет как-то устают от футбола и теряют мотивацию. С ребятами категории 30+ в этом плане легче. Они осознают, что каждая игра может стать последней. Это их мотивирует. Ребята цепляются за каждый матч как за последний шанс. Они кайфуют от того, что семья и дети видят их на поле в матчах высшей лиги. При этом спортивный принцип никто не отменял. На разборах меня ничего не останавливает от того, чтобы сказать Комаровскому, Концевому или Шагойко, что он сыграл неправильно. Конечно, им может быть неприятно, и ребята могут ответить. Например, игрок может обидеться и неделю не разговаривать, но потом все приходит в норму. Это рабочий процесс, поэтому не вижу здесь ничего страшного.

– На официальном сайте «Ислочи» в ростере команды до сих пор висит фото Александра Глеба…

– Пусть повисит (улыбается). Дайте человеку отдохнуть, у него же тоже сейчас приятные чувства: с футболом не закончил, его ждут в команде.

– Вы еще верите, что он продолжит игровую карьеру в «Ислочи»?

– Не хочу, чтобы эту тему муссировали, все-таки человек еще не вбил последний гвоздик. Согласитесь, все-так приятно ощущать, что ты кому-то нужен. А «Ислочи» Глеб точно нужен (улыбается).

Фото: Анатолий Редин, Вита Хамицевич

Источник: Трибуна

ПОДЕЛИТЬСЯ
ОФИЦИАЛЬНЫЕ ПАРТНЕРЫ
ООО «Хёндэ АвтоГрад» Предприятие «Вторичный щебень» Страховая компания «Белгосстрах» Юридический офис «Лещинский-Смольский» Производитель экипировки «JOMA» Радио «Би-Эй» СТВ Атлант-М Типография «Белый лотос» Football.by Mattiolli Град Беларусбанк-Высшая лига Староместный пивовар Дарида Евроопт Viber T&T PAZ Mostra Group Parad Avto Букмекерская компания FavBet